You are here

Биткоин-детектив, основаный на реальных событиях

Специальный агент американского Управления по борьбе с наркотиками (DEA) Карл Форс хотел получить свои деньги – реальную наличность, а не цифры на экране, – и он хотел получить их быстро.

К октябрю 2013 г. Форс уже около двух лет работал в Балтиморской экспертной группе. Там занимались расследованием деятельности одного из крупнейших сайтов по продаже наркотиков под названием Silk Road («Шелковый путь»). А в свободное от службы время Форс развивал несколько собственных проектов, связанных с цифровой валютой, так как верил, что биткоин сделает его богатым.

Создателя и администратора «Шелкового пути», известного как «Грозный Пират Робертс», Форс обнаружил как раз в ходе работы над своими проектами. И планы Пирата вскоре начали рушиться. Оказалось, что грандиозный рынок по продаже наркотиков запустил 29-летний парень по имени Росс Ульбрихт. Спрятавшись за компьютерным экраном, он был уверен в своей безнаказанности. Но на него вовсю шла охота, и вскоре федеральные агенты взяли его голыми руками в общественной библиотеке Сан-Франциско. Государственные обвинители могли бы получить гору доказательств, и никто лучше Форса не знал, насколько этих доказательств много. Замысловатое шифрование ноутбука Samsung Z700, которым пользовался Росс Ульбрихт, было легко преодолено с помощью приема уличного гопника: два агента отвлекали его, а третий преспокойно выхватил ноутбук у него из рук. Ульбрихт только и успел закончить фразу в чате. Так центральная фигура этого дела была поймана с поличным, и притом без единого выстрела.

Тем временем Форс, заполучив доказательства, быстро превратил Ульбрихта в свой личный банкомат по выдаче биткоинов. И несколько месяцев «банкомат» исправно работал на Форса. Но затем Ульбрихта взяли под стражу, и Форс попытался воспользоваться своим приобретением, открыв счет на словенской бирже Bitstamp. Там он надеялся без лишнего шума превратить цифровую валюту в наличные.

В общей сложности он успел добыть из Ульбрихта чуть более 1200 биткоинов (сейчас они стоят более $700 тыс.). Но 12 октября 2013 г., открыв тот самый счет на Bitstamp под номером 557042, Форс круто просчитался – хотя на тот момент секретный агент этого и не подозревал.

Расследование по делу Форса в итоге привело следствие ко второму агенту, Шону Бриджесу, работавшему в той же Балтиморской экспертной группе и получавшему деньги с Ульбрихта еще более простым способом. Невероятно, но эти два агента крали параллельно, в то время как сотрудники находили их дружелюбными людьми с открытыми характерами. Более того – у следствия есть основания полагать, что в Балтиморской эксперной группе были и другие агенты, которые наживались на Ульбрихте.

… В конце концов, это история о тех агентах, которые были пойманы.

Подозрение

Итак, Форс открыл счет на Bitstamp на вымышленное имя «Эладио Гузман Фуэнтес», использовавшееся им для работы в DEA. Он предоставил пакет документов в виде водительской лицензии штата Мэриленд, подтверждения прописки и номера социального страхования мистера Фуэнтеса.

Форс надеялся остаться неузнанным, но у него это не получилось. Документы попали в руки к главному юрисконсульту Bitstamp Георгу Фросту, который ранее был журналистом. Чутье подсказало ему, что с документами Фуэнтеса что-то не так.

«Не могу сказать, почему именно, но я почувствовал, что это хорошо выполненная подделка», – рассказывал Фрост в одном интервью.

Форс не стал отпираться. Он показал юристу Bitstamp свои настоящие документы, балтиморский счет за воду и значок. «Я специальный агент службы по борьбе с наркотиками, узнавший о биткоине в ходе расследования «шелкового» дела», – объяснил он в письме, приложив к нему копию своего резюме, фото значка и сканы документов секретного агента.

Тогда Фрост позволил ему пользоваться счетом, но его продолжали одолевать сомнения. Даже если этот парень является представителем закона, зачем ему понадобилась биржа цифровых валют?

В ноябре Форс дважды осуществил вывод средств – один на сумму $34 тыс., второй на $96 тыс. Хотя биржа одобрила оба перевода, Фросту поведение специального агента по-прежнему казалось странным. Фрост связался с FinCEN – службой министерства финансов США, собирающей финансовые данные с целью обнаружения возможных преступлений.

С ним разговаривал Шон Бриджес, агент секретной службы, с которым Фрост работал ранее.

«[Бриджес] был умным парнем и работал очень добросовестно», – так вспоминал о нем Фрост.

Бриджес заверил Фроста, что передаст полученные сведения в юридический департамент. Однако за этим не последовало ровным счетом ничего.

Тем временем Форс продолжал выводить свои активы, благодаря чему уже в декабре 2013 г. полностью выплатил долг за жилье, составлявший примерно $130 тыс. А в апреле следующего года, через шесть месяцев после ареста Ульбрихта, Форс запросил еще один большой вывод средств – на сумму $80 тыс. На этот раз сотрудники Bitstamp решили вернуться к логам сделок и посмотреть на IP-адреса Форса, в результате чего выяснилось, что он подключался через Tor – сервис, позволяющий путешествовать по сети полностью анонимно.

«Иногда есть веские причины использовать Tor, но в этом случае мы словно увидели стоп-сигнал», – говорит Фрост.

Кстати, сейчас Bitstamp больше не разрешает использовать Tor для подключения к бирже. Тогда же Форс заявил, что использует Tor для защиты своей частной жизни и что он вообще не любит, когда «АНБ заглядывает ему через плечо». Каким бы смехотворным ни выглядело подобное объяснение, но транзакция снова была одобрена.

Наконец, 28 апреля Форс запросил четвертый, самый крупный, вывод средств –  $200 тыс. Фрост же все более укреплялся в мысли, что счет Форса следует заморозить до получения конкретных ответов от федеральных властей. Однако те, казалось, хранили полное молчание по этому поводу.

И тогда 1 мая юрист попробовал пойти другим путем. Он встретился с одной женщиной, которую точно не могло испугать слово «биткоин». Речь о Катрин Хаун, помощнице прокурора из Сан-Франциско, также являвшейся специалистом по цифровым валютам. Другим приглашенным стал Тигран Гамбарян – 28-летний специальный агент, живший в пригороде Окленда (штат Калифорния).

Фрост поделился с ними своими подозрениями по поводу Форса. «Я долго работал репортером, и от этого дела воняет как от крысы», – вспоминает он сказанные тогда им слова.

Хаун поинтересовалась:

— Что же произошло?

— Во-первых, – начал Фрост, – он использовал вымышленное имя и поддельные документы.

— Согласна, это немного странно. Но все-таки это больше похоже на не слишком умелую работу под прикрытием, чем на криминал. И привлекать одних агентов для слежки за другими – на самом деле распространенная практика, – ответила Хаун. Тем не менее она попросила Фроста прислать ей все имеющиеся у него свидетельства.

Гамбарян также не остался равнодушным. Этот парень из Окленда живо интересовался всем, что касается технологий, и к тому же хорошо знал, что такое биткоин. А еще он охотно слушал истории своих коллег, работавших над расследованием «шелкового» дела. К тому же, среди его друзей был Гарри Олфорт – тот самый специальный агент, который первым вычислил Ульбрихта.

Гамбарян знал, что между следователями по «шелковому» делу существует напряженность, так как нью-йоркская команда и Балтимор традиционно конкурируют между собой. Но Фрост увидел за этим нечто совсем другое. И, как бы это ни казалось маловероятно, но все-таки: почему – размышлял Гамбарян – некто, замешанный в этом деле по самые уши, пытается теперь обналичить такое количество биткоинов?

Вместе с тем и Хаун, и Гамбарян сомневались, нужно ли здесь расследование. Но буквально на следующий день Форс словно нарочно сделал нечто такое, после чего все их колебания как рукой сняло.

«Пожалуйста, не можете ли вы удалить всю историю моих транзакций? – с такой просьбой Форс обратился по электронной почте в техническую поддержку. – Дело в том, что моему бухгалтеру будет сложно подвести баланс всех этих записей с ноября 2013 года».

Фрост немедленно понял, что это сигнал тревоги. К тому моменту он уже был совершенно уверен, что этот агент по борьбе с наркотиками так или иначе жулик, а сейчас было очень похоже, что он пытается уничтожить доказательства своих махинаций. Поэтому Фрост незамедлительно связался с командой техников Bitstamp и запретил им удалять что-либо из истории Форса, а потом сразу же связался с Хаун. В тот же день она открыла раследование, несмотря на то, что по-прежнему не до конца была уверена в его необходимости.

Расследование

И вот, официальное расследование началось! Юный детектив Гамбарян с самого начала работы в офисе Окленда в 2011 г. внимательно следил за всеми компаниями, работающими с цифровой валютой, и наконец ему подвернулся случай, который был ему по-настоящему интересен.

Тигран Гамбарян родился в Москве, его родителями были армяне, работавшие в министерстве финансов СССР. Когда семья переехала во Фресно, штат Калифорния, где живет самая большая в США армянская диаспора, Гамбаряну было 12 лет. После окончания местного университета он устроился на свою первую работу в Калифорнийском совете по франшизному налогу, а затем продолжил карьеру в Налоговом управлении штата.

Хотя Гамбарян уже давно интересовался темой биткоина, раньше ему не приходилось непосредственно заниматься криптовалютой. Для того чтобы приступить к расследованию по делу Форса, ему нужно было научиться отслеживать транзакции биткоина. Он вспоминает, что долго не мог увидеть вообще никакого смысла в этих наборах цифр.

Самая главная особенность биткоина – открытый реестр – является в то же время и самой главной уликой для преступника, ведь записи в реестре остаются навсегда. Блокчейн – это гигантская книга, страницы которой может читать кто угодно.

И, если Гамбарян сумеет поднять финансовые документы Форса и отыскать в них все, касающееся операций с биткоином, а затем сопоставить это с уже известными данными по «шелковому» делу, он узнает, есть ли здесь связь.

Так в скромной комнатушке на одном из верхних этажей здания в Окленде начался этот кропотливый процесс. Гамбарян учился, как следовать за потоками биткоинов, поступивших с «Шелкового пути», а в это время Хаун работала в высотном здании в нескольких кварталах от муниципалитета Сан-Франциско. Ей также было понятно, с чего начать, а вернее, с кого: опросить агента секретной службы Шона Бриджеса, с которым общался Фрост и у которого были свои люди в правительстве.

6 мая пара детективов связалась с Бриджесом по телефону. Хаун представилась и рассказала, в чем состоят подозрения относительно Форса. Она ожидала, что Бриджес, как минимум, серьезно обеспокоится. Однако вместо этого Бриджес, который представлялся Фросту и всем остальным участникам расследования как правительственный чиновник по делам, связанным с биткоином, засомневался в ее полномочиях.

«Какое дело федеральному обвинителю из  Сан-Франциско до происходящего в Балтиморе? – удивился он. – Разве эта ваша юрисдикция?»

Это показалось им странным, но ни Хаун, ни Гамбарян ничего не могли поделать с Бриджесом. Хаун думала в свою очередь: «Да кто же такой этот агент секретной службы в Балтиморе, и почему он возомнил себя единственной точкой соприкосновения с американским правительством?»

После этого разговора им ничего не оставалось делать, кроме как признать Бриджеса грубияном. Тем не менее нужно было двигаться дальше в расследовании – неважно, с Бриджесом или без него. Хотя было похоже на то, что Бриджес знает об этом деле больше, чем говорит.

Дни, которые Гамбарян проводил за анализом данных блокчейна, тем временем превращались в недели. Его интересовало все, так или иначе касавшееся сайта «Шелковый путь». При этом он обращал особое внимание на каждый контакт Форса с наркобароном, пытаясь нащупать точку, в которой Форс и Ульбрихт могли пересечься.

Ему приносили записи видеонаблюдений за Форсом и отчеты по слежке за ним. Он охотился за каждым сообщением, которым Форс и Грозный Пират Робертс могли обмениваться в сети. Наконец, он хотел точно знать, как связаны Форс и «Шелковый путь».

«Официальный» аккаунт Форса как агента под прикрытием, о котором Гамбарян знал с самого начала, был оформлен на имя «Крутой». Именно с этого аккаунта Форс и вышел на Пирата. Использованный им метод не блистал особым изяществом. В сообщении, озаглавленном «Дельное предложение от Крутого», он упомянул, что у него есть тема купить весь «Шелковый путь» целиком. Пират не растерялся и предложил цену в $1 млрд, что было гораздо больше, чем «Крутой» мог вообразить. Тем не менее в результате таких несколько вызывающих разговоров между «Крутым» Форсом и Пиратом завязалось нечто вроде дружбы.

7 декабря 2012 г., после нескольких месяцев работы под прикрытием, Форс предложил Пирату заключить сделку. Он пожаловался, что на «шёлке» продают «смехотворно мало наркотиков», а ему «нужно сбыть десять кило кокаина». Пират тогда сказал «Крутому», что это прилично, конечно, но он постарается найти покупателя, и уже на следующий день сообщил: «Думаю, покупатель у нас есть. Мой человек свяжется с тобой по деталям».

Тем злополучным покупателем оказался один из пользователей сайта «Шелковый путь» по имени Кёртис Грин, которого угораздило таким образом познакомиться с Форсом.

Три аккаунта

47-летний Кёртис Грин под псевдонимом Флеш занимался техническим обслуживанием клиентов сайта и принимал немалое участие в работе его форума. При этом, будучи мормоном, Грин сам употреблял наркотики разве что в качестве обезболивающего (об этом впоследствии рассказывал и его адвокат Скотт Э. Уильямс).

Он был хоть и не был самой большой рыбой, но все же достаточно крупной, и вот в январе 2013 г. Грин получил от Форса пакет с килограммом кокаина, после чего к нему на кухню ворвалась дюжина агентов и арестовала его.

После короткого пребывания в тюрьме за хранение кокаина Грин был отпущен и сейчас, по состоянию на март текущего года, насколько нам известно, приторговывает одеждой с символикой. Тогда же, в гостиничном номере, где было очень жарко, Форс и Бриджес говорили с ним примерно 12 часов. На этом этапе расследование было вполне честным: как Форс, так и Бриджес были частью команды детективов Балтимора, расследующих «шелковое» дело. Дуэт детективов попросил, чтобы Грин без утайки рассказал все, что ему известно о сайте. И он без колебаний все им и рассказал, назвав в том числе пароль от своего аккаунта «Флеш».

В тот же день некто, вошедший в систему как Флеш, начал пересылать огромные количества биткоинов на аккаунт под названием «Число 13». Многие продавцы заметили исчезновение денег с их счетов, но к тому моменту, как Грозный Пират Робертс и его доверенный администратор Иниго выяснили, что происходит, пропало около 20 тыс. биткоинов (или примерно $350 тыс.).

Пират жаждал мести. Он понял, что за этим стоит недавно исчезнувший Грин. И, когда он прикидывал, как преподать Грину урок, логично было вспомнить о «Крутом» – человеке, показавшемся ему опытным бандитом.

«Крутой» Форс, конечно, был рад помочь. Вначале Пират сказал так: «Его нужно избить, а затем заставить вернуть украденные биткоины. Усади его за компьютер и заставь сделать это». Но затем Грозный Пират передумал: «Чем пытать, может, ты просто его прикончишь?»

Форс ответил, что возьмет за работу $80 тыс. биткоинами, половина вперед, и Пират согласился.

В субботу 16 февраля 2013 г., при помощи своей жены, делавшей снимки, Грин изобразил  собственную смерть, для чего использовал куриный суп Campbell, которым имитировал рвоту. Фотография запечатлела его лежащим лицом вниз в ванной комнате со странно полуоткрытыми глазами.

Получив фото с изображениями «мертвого» Грина, Грозный Пират выразился несколько цинично: «Я немного в шоке, но все OK… Это что-то новое для меня». И продолжил: «Думаю, это было сделано как надо», а также: «Что ж, теперь я в курсе, кого попросить, хотя хотелось бы без этого».

Форс объяснил, что Грин умер от сердечной недостаточности после побоев. 28 февраля он заверил Пирата, что тело Грина полностью уничтожено, и быстро получил вторую часть своего гонорара.

Данная сумма была передана правительству. Но у Форса возникали все новые мысли о том, как получить деньги, о которых правительство ничего не узнает.

1 апреля Пират получил загадочное сообщение  от нового пользователя под именем «Кара Господня»:

«Мне известно, что вы имели отношение к исчезновению и смерти Кёртиса Грина. Просто знайте, что я приду за вами. Вы мертвец. Не пытайтесь избежать кары».

После короткой переписки «Кара Господня» начал вымогать у Пирата $250 тыс. На самом деле письма слал Форс. Гамбарян установил это лишь потому, что Форсдопустил оплошность, записав в этом аккаунте один из своих видеороликов.

Однако попытка вымогательства не сработала. Уже через пять дней Грозный Пират Робертс поставил шантажиста на место: «Ваши угрозы и все такое меня не касаются… Хватит мне писать, занялись бы чем-то полезным».

Потерпев неудачу, Форс сменил кнут на пряник. Вновь превратившись в «Крутого», Форс убедил Пирата, что у него есть доступ к одному продажному сотруднику министерства юстиции, который фигурировал у него под именем «Кевин». И вскоре Грозный Пират Робертс повелся на это и заплатил «Крутому» 400 биткоинов (т. е. $40 тыс.) за «уникальную информацию от Кевина», а затем перевел ему еще 525 биткоинов.

В регулярных отчетах Форса начальству, которые он отправлял под оперативным псевдонимом «Шестой», агент упоминает только первый платеж. Второй же Форс скрыл, отрапортовав, что якобы «Грозный Пират Робертс никаких платежей не совершал».

Среди переписки Пирата и «Крутого» с 31 июля по 4 августа 2013 г., хранившейся на серверах сайта «Шелковый путь» в зашифрованном виде, одно сообщение по недосмотру осталось в виде текста. В нем Грозный Пират пишет, что заплатил 525 биткоинов, «как мы условились». Форс из аккаунта «Крутого» среагировал на это лишь двумя словами: «используй PGP!»

Итак, доказательства стали неопровержимыми. Гамбарян увидел, что платеж на 525 биткоинов пришел на один из счетов Форса – и именно в тот момент, когда Пират написал, что сделал оплату.

«Провал Росса [Ульбрихта – т. е. Пирата] позволил обнаружить Карла [Форса]», – говорит Гамбарян.

Форс тем временем создавал все новые схемы выкачивания денег с Ульбрихта. Следующий, третий по счету, персонаж сайта «Шелковый путь» носил имя «Орлеанская Дева», от лица которой Форс и предложил Грозному Пирату Робертсу купить сведения о правительственном расследовании по «шелковому» делу еще за $100 тыс. И вновь деньги от Пирата поступили на один из личных счетов Форса.

История пока умалчивает о том, какая информация была предоставлена Пирату в обмен на кругленькую сумму. Во всяком случае, в документах расследования значится, что Ульбрихт взамен ничего не получил.

Второй подозреваемый

30 мая 2014 г. Хаун устроила особую акцию, связав между собой Форса и Гамбаряна. Ее суть в том, чтобы предложить подозреваемому сознаться и предоставить важную для расследования информацию в обмен на смягчение наказания. Акция представляла из себя видеоконференцию между Хаун и Гамбаряном в Сан-Франциско с одной стороны, а также находившимися в Балтиморе Форсом и его адвокатом Айваном Батесом – с другой.

Форс не стал отпираться, согласившись, что брать биткоины, принадлежащие государству, – неправильно. Вместе с тем он попытался представить произошедшее как недоразумение, заявив, что не знал, как передать биткоины правительству, поскольку это новая технология, о которой правительство не имеет представления. Также в свое оправдание он сказал, что, пока биткоины были у него, они выросли в цене, а значит, государство от этого только выиграло.

Конечно, такие аргументы не выдерживали критики. Проблемы с оформлением вещественных доказательств могли быть разве что у агента-новичка, коим Форс явно не был: наоборот, все его поведение выглядело вполне целенаправленным.

Хаун заметила по этому поводу: «Если зал суда уже закрыт и у меня есть наличные в размере $20 тыс., являющиеся  вещественным доказательством, разве я положу их на свой банковский счет?»

На этой стадии она уже знала, что Форс нарушил закон, но не предполагала, насколько далеко он зашел, поскольку тот утаил свою причастность к аккаунтам «Орлеанская Дева» и «Кара Господня».

После видеоконференции мнения участвующих в деле агентов и юристов в Сан-Франциско насчет степени искренности Форса разделились. В частности, Хаун была уверена, что где-то он явно недоговаривает.

И тогда Гамбарян вновь обратился к обширной базе данных сайта «Шелковый путь». Это заняло еще какое-то время, но в итоге он получил доказательства того, что Форс действовал с аккаунтов «Орлеанская Дева» и «Кара Господня». К тому же Форса угораздило использовать одну и ту же версию PGP в электронных письмах от различных персон.

В общем, Форс был обложен со всех сторон. И то, что во время видеоконференции он солгал, теперь можно было использовать против него. Продолжал весьма странно вести себя и Шон Бриджес.

В середине июня 2014 г. Хаун и Гамбарян находились в штаб-квартире Europol в Нидерландах. Перед возвращением в Калифорнию они решили сначала посетить Словению и встретиться с руководством Bitstamp, а к началу декабря Хаун была уже готова арестовать Форса. Дело в том, что Гамбарян сделал очередное открытие, доказав, что 525 биткоинов посупили непосредственно от Росса Ульбрихта. А помог ему в этом новый сайт под названием Wallet Explorer.

Этот недавно возникший сервис гораздо точнее существующих аналогов показывал историю платежей биткоина и создания счетов. Более того, он позволял наносить номера счетов на карту, объединяя их в специальные кластеры. На карте были хороши видны обращения к сайту «Шелковый путь», Coinbase и другим крупным ресурсам, имещим отношение к биткоинам. У Wallet Explorer и связанной с ним фирмы Chainalysis имелось целое научное исследование этой криптовалюты, появившееся еще в октябре 2013 г.

Однако, чем больше Гамбарян радовался успехам, достигнутым в отношении Форса, тем сильнее ему казалось, что во всей этой истории должен быть кто-то еще. И, в то время как Форс осуществлял денежные переводы под своим настоящим именем, этот «кто-то» явно не хотел быть обнаруженным.

И вот, в 11 часов вечера, в канун Рождества, Гамбарян позвонил Хаун и объявил, что у него есть доказательства воровства биткоинов с «Шелкового пути» участниками Балтиморской экспертной группы. Ранее такой уверенности у него не было, хотя он и предполал, что ворует кто-то из Балтимора – ведь связь с Грином была лишь с их стороны.

«Самому Грину было бы незачем это делать, – продолжал Гамбарян.  – Он сотрудничал с ними и находился под постоянным надзором».

Гамбарян объяснил Хаун, что один из коллег Гамбаряна, специальный агент Гари Алфорд, обнаружил электронное письмо Форса Бриджесу, датированное 23 января 2013 г., с просьбой пополнить его аккаунт на сайте «Шелковый путь» под именем «Верь нам, Джонс». Бриджес сделал это с помощью другого аккаунта – «Число 13».

Хотя полной уверенности в том, что Бриджес и «Число 13» – это одно и то же лицо, не было, это наводило на мысль, что у кого-то из Балтиморской экспертной группы имелся доступ к биткоинам сайта «Шелковый путь». Таким образом, у следствия появилось четкое направление.

Противостояние

Рассматривая обвинения против Форса, и Гамбарян, и Хаун предполагали, что он нагрел руки и на грабеже других наркоторговцев с «Шелкового пути». В конце концов, именно этот уже разоблаченный ими агент был в комнате, когда Грин сообщил пароль от своего аккаунта.

Но это требовало дальнейшей проверки, обещавшей быть нелегкой задачей. Гамбарян к этому времени выяснил, что с аккаунта «Число 13» украденные средства отправились на японскую биржу биткоинов Mt.Gox, но дело осложнялось тем, что биржа с тех пор успела обанкротиться.

Тогда для получения финансовых документов от японского опекуна по банкротству Гамбаряну пришлось использовать процедуру взаимного соглашения о правовой помощи, в результате чего он узнал, что с Mt.Gox деньги перекочевали на счетафирмы Quantum Investments – компании, которую Бриджес с удивительным простодушием зарегистрировал на собственное имя, указав при этом свой реальный почтовый адрес в Мэриленде.

Этим он здорово облегчил задачу детективам – окончательное подтверждение того, что владельцем счета является Шон Бриджес, было получено ими в пределах одного дня.

Они сообщили в секретную службу, что Бриджес подозревается в правонарушении и находится под следствием. Обычно в такой ситуации уходят в отпуск, но вместо этого 15 марта 2015 г. Бриджес подал в отставку. Хаун и Гамбарян подозревали, что это прямо связано с их расследованием. В их представлении Бриджес был вторым и более крупным вором. При этом он в целом казался более осторожным, чем Форс.

Хаун ознакомила с ситуацией своего босса, помощника прокурора Соединенных Штатов Вильгельма Френтцена, как-то уже помогавшего ей в деле криптовалютной фирмы Ripple Labs. Френтцен на тот момент имел двадцатилетний стаж в правоохранительных органах, а с Хаун они до этого в основном занимались расследованиями, связанными с организованной преступностью.

«Да у меня просто волосы встали дыбом, – вспоминает он. – Точнее, те два, что остались».

Бриджесу предложили сделку со следствием, и он сказал, что готов. Он вылетел в Сан-Франциско, чтобы лично встретиться с Хаун и ее командой. Но оказалось, что Бриджес отнюдь не искал возможности примирения. В его поведении сквозило высокомерие и не чувствовалось никакого раскаяния.

— «Недостающее звено! У вас его нет!» – крикнул Бриджес на всю комнату, обращаясь к Катрин Хаун.

Он пребывал в полной уверенности, что записи в логах Mt.Gox о перемещении украденных биткоинов с сайта «Шелковый путь» на счета Quantum получить невозможно. И Бриджес пытался закрыть к ним доступ навсегда – когда Балтиморская экспертная группа начала возбуждение уголовного дела конфискации против Mt.Gox и Бриджес намеревался поехать в Японию, чтобы получить логи самостоятельно. Но скоро секретный агент узнал плохие новости: Хаун и Гамбарян нашли эти логи прежде, чем он успел что-либо предпринять в этой связи.

— «Доказательств вполне достаточно, чтобы посадить вас в тюрьму и без этого», – спокойно отвечала Хаун.

Обычно встреча такого рода проходит довольно откровенно. «Мы вас взяли, не городите ерунду», – убеждала Бриджеса Хаун.

«Но он, как это ни покажется странным, по-прежнему не верил. Он считал себя самым умным и был уверен, что никто в правительстве не сумеет понять то, что он сделал», – вспоминает она об этой их встрече.

30 марта 2015 г. против Форса и Бриджеса было выдвинуто официальноеобвинение.

Аресты

В течение месяца Бриджес признал себя виновным, а неделей позже, 1 июля, это жесделал и Форс. В результате первый был приговорен к 71 месяцу тюрьмы, второй – к 78-ми. Сейчас Форс отбывает срок в федеральной тюрьме под Луисвиллом (штат Кентукки) и должен выйти на свободу в 2020 г. Бриджес содержится в исправительной колонии Терре-Хот в 70 милях к западу от Индианаполиса (штат Индиана). Однако свободным человеком он станет лишь в 2021 г. И, в то время как Форс во время оглашения приговора молчал, Бриджес сделал заявление.

«Я знал, что Карл Форс рано или поздно приведет ко мне»,сказал он судье, добавив, что «приносит всем извинения» и признает, что за свои действия «несет полную ответственность».

После оглашения приговора и судья, и все остальные (включая журналистов) были уверены, что это конец истории, однако вскоре выяснилось, что Бриджес знал об этом несколько больше.

За два дня до начал отбывания Бриджесом тюремного срока он попросил судью, чтобы тот оставил его на свободе еще на один день, мотивировав это тем, что иначе он не успеет добраться до тюрьмы в Нью-Гемпшире, до которой было 10 часов езды, а погода стояла снежная. Судья Ричард Сиборг этот запрос удовлетворил.

Однако через несколько часов проводившие расследование детективы поняли, что Бриджес и не собирался ехать в места не столь отдаленные, а вместо этого решил бежать за границу. (Гамбарян не пояснил нам, какие признаки навели их на эту мысль.) И в итоге 28 января 2016 г. Бриджеса арестовали второй раз. Гамбарян окружил его дом, расположенный в фешенебельном районе пригорода Балтимора, вместе с отрядом, состоявшим из 20 агентов. Агенты достали оружие, после чего предложили Бриджесу открыть дверь, если он не хочет, чтобы она была взломана. Тому ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться.

При обыске у бывшего агента секретной службы были найдены две сумки, в которых помимо прочего обнаружились его документы, нотариально заверенная копия паспорта, а также бумаги на право владения тремя компаниями – на острове Нэвис, в Белизе и Маврикии. Одна из фирм была создана 28 октября 2015 года, то есть уже после того, как Бриджес признал себя виновным.

Далее, несмотря на признание своей вины, Бриджес ухитрился подать апелляцию. Это было несколько необычно, поскольку, как правило, в подобных случаях право на апелляцию утрачивается.

Его адвокат Давина Пуджари не только не поддержала своего клиента, заявив 8 августа, что его аргументы «юридически несерьезны», но также заявила судье об отказе от дальнейшей защиты Бриджеса, оставив это без объяснений.

Между тем опубликованные в июле судебные материалы показывают, что Бриджеса также подозревали в хищении еще $700 тыс., отмывавшихся через биржу Bitstamp.

Вопросы

Обвинители утверждают, что оба агента, воровавших у сайта «Шелковый путь», имели сообщников, которые до сих пор на свободе. Несмотря на все доказательства, предоставленные Хаун, Гамбаряном и многими другими детективами, без ответов остались два главных вопроса: были ли Форс и Бриджес в сговоре и кто еще из Балтиморской эскпертной группы мог участвовать в этой схеме?

Первый вопрос остался до конца невыясненным, о чем Ричард Эванс, помощник прокурора Соединенных Штатов и один из обвинителей по делу Бриджеса, так исказал судье: «Мы не предоставили доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что [Форс и Бриджес действовали совместно]. В столь малочисленной группе они могли обсуждать свои действия друг с другом. Но у нас нет доказательств. Поэтому мы исходим из того, что они действовали раздельно».

«Я ничего не нашел, и предположение, что они сотрудничали, мне кажется сумасшедшим», – утверждает Гамбарян.

Но по крайней мере Форс и Бриджес поддерживали дружеские отношения, к тому же у них была как минимум одна общая тема для разговоров – биткоин и его курс по отношению к доллару США.

«Мне плохо от этого дела, – признается Фретцен. – Ведь это люди, с которыми я работал каждый день».

Относительно того, были ли вовлечены в преступные махинации другие участники Балтиморской экспертной группы, также не известно ничего определенного. Но после долгих месяцев расследования никого так и не нашли – даже несмотря напоказания под присягой специального агента АНБ, что существовал еще как минимум один человек из группы, вымогавший деньги с сайта «Шелковый путь» под псевдонимом «Великолепный». В записях Ульбрихта есть упоминание и о пользователе «аль-пачино», от которого он получал информацию и которого связывал с DEA. Пока неизвестно, была это еще одна ипостась Форса или совсем другой агент.

Юрист Bitstamp Георг Фрост уверен, что задержаны далеко не все. «Похоже, есть и другие преступники, и они сейчас на свободе», – утверждает он, и не исключено, что ему можно верить, если вспомнить, что именно он привлек внимание детективов к сомнительным действиям Форса на бирже, благодаря чему и была распутана эта сложная история.