You are here

Владислав Мартынов: Россия может стать мировым центром экспертизы по блокчейн

Одной из основных тем Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) в этом году стала цифровая экономика. В ходе дискуссий многие участники отмечали, что создание экосистемы, в которой данные в цифровом виде станут ключевым фактором экономики и социальной сферы, невозможно на базе традиционных IT. Нужны новые, прорывные технологии, среди которых одной из самых перспективных называют технологию распределенных реестров (блокчейн).

Основатель одной из крупнейших в мире блокчейн-платформы Ethereum (Эфириум) Виталик Бутерин и член наблюдательного совета Ethereum Владислав Мартынов участвовали в панельной дискуссии о перспективах блокчейна и приняли участие в закрытой встрече с Владимиром Путиным. По итогам разработчики сформулировали послание российской власти о блокчейне, в котором предложили свое видение необходимых для внедрения мероприятий. О том, что не вошло в текст обращения, ТАСС поговорил с Владиславом Мартыновым.

- Вы вчера участвовали во встрече бизнеса с Президентом РФ Владимиром Путиным. Как вы оцениваете итоги встречи, удалось ли побеседовать с главой государства?

 

- Президент положительно оценил возможности, которые представляет платформа Ethereum для развития цифровой экономики в России. Он спросил, с кем мы уже работаем в России и посоветовал начать переговоры с несколькими министерствами и ведомствами. На наш взгляд, это очень позитивный сигнал. Российская власть на самом высшем уровне оценила перспективы цифровой экономики. Вся повестка ПМЭФ была пропитана этой темой, она поднималась на пленарном заседании главы государства. И сам факт встречи президента с Ethereum внушает массу оптимизма и говорит о том, что российское правительство действительно мыслит прогрессивно.

- В массовом сознании биткойн и блокчейн - это практически одно и то же. Как создатель Эфириума вы согласны с таким обобщением?

- Говоря об Эфириуме, мы не говорим о криптовалюте. Собственно, самый первый блокчейн создавался как база для биткойна, являвшегося конечной целью его создателей. Они хотели изобрести и использовать аналог традиционных "фиатных" (признанных законом – Прим. ТАСС) денег, и блокчейн стал способом это реализовать. Мы задумывали Эфриум как блокчейн-технологию, которая может применяться в практически неограниченном количестве сфер, услуг и проектов, что сильно изменит деловой ландшафт. У нас также существует своя валюта, эфир – но он носит характер инвестиционного актива, позволяющего развивать нашу экосистему.

- Считается, что одним из препятствия внедрения блокчейн в России является низкий уровень финансовой грамотности и, как следствие, понимания, зачем это вообще нужно. А вы можете объяснить далеким от IT людям, что такое блокчейн, как он работает и зачем он нужен?

Говоря упрощенным техническим языком, блокчейн это технология которая позволяет создавать и исполнять программный код в децентрализованной сети компьютеров

Создатели блокчейн-платформ заключают с пользователями компьютеров своего рода виртуальный договор: "Ребята, чтобы наша технология работала, нам нужно по чуть-чуть вычислительной мощности от каждого из вас. За это вам будет начисляться какое-то количество виртуальной валюты, с помощью которой вы сможете проводить взаиморасчеты без посредников и надежно ". И люди включились в эту систему, которая приобретает все более серьезный вид и масштаб.

Возникли новые переделы этой идеи. Появился эфириум – мы его создали, предложив использовать блокчейн-технологию не только и не столько для взаиморасчетов, но как операционную систему для написания программного кода, приложений и сервисов для решения большого спектра задач. Достаточно запрограммировать определенный алгоритм, который называется сейчас умный-контракт.

- Давайте попробуем объяснить, что это такое и почему нужно это вводить в повседневный оборот, или хотя бы держать в голове, что есть такая вещь и она будет развиваться?

- Смарт-контракт это автоматизация юридически значимых действий, исключающая риски "человеческого фактора". Представьте, как может измениться экономика, эффективность государственного управления, конкурентоспособность бизнеса, если их минимизировать. Потенциал этих изменений сопоставим с интернет-технологиями, которые начали появляться 25 лет назад. Интернет первым "разглядели" и "застолбили" в США, и это придало их экономике совершенно новый импульс, вывело их на уровень, который большинству стран догонять и догонять. Сейчас у нас есть время стать первыми, и есть смысл воспользоваться этим преимуществом, пока оно у нас есть.

Внедрение блокчейн-технологий высвободит огромные ресурсы, если говорить о государстве. Сейчас централизованная инфраструктура требует гигантских инвестиций, чтобы ее построить и поддерживать. А распределив часть нагрузки на свободные компьютерные мощности миллионов пользователей сети, высвобождаемые бюджетные и человеческие ресурсы можно будет использовать более эффективно.

На уровне как бизнеса, так и физлиц важно то, что перевод бизнес-процессов, вплоть до простейших транзакций вроде оплаты покупки в интернете на блокчейн-технологию, в разы снижает число посредников, услуги которых, увеличивают конечную стоимость продукта. Не надо к нотариусу идти и заверять документы, чтобы передать свою квартиру, все это будет делаться быстро, просто, но при этом с высокой надежностью.

Прозрачность бизнеса и управления не просто повысится: делать что-то непрозрачно станет просто невозможно. Если на этикетке в магазине написано, что курица зернового откорма – значит, так оно и есть. Зерно, выращенное там-то, хранившееся там-то, было скормлено именно этой партии кур.

Или например, контроль за миграцией. Если у людей будет идентификатор на блокчейне, контролировать перемещение станет значительно проще. И это значит, что документооборот ускорится.

- Позавчера на пленарной сессии говорилось о защите интеллектуальной собственности…

- Любые материальные и нематериальные активы, если они зафиксированы в блокчейн-базе, будут стопроцентно защищены от каких-либо махинаций, манипуляций и рейдерских захватов. Если это все в блокчейн, никто и ничто в мире не сможет на глазах у миллионов человек подменить документы – будь то оплата сотовой связи, торговая сделка, госконтракт или выборный бюллетень.

Cнижение расходов на госуправление позволит перераспределить высвобождающиеся средства в пользу социальной сферы, потом еще куда-то.

- А с людьми что будет?

- А сколько юристов у нас по призванию, и сколько "потому что папа сказал"? Они смогут наконец стать теми, кем мечтали - переучившись за счет тех же самых высвобождаемых ресурсов. Качество их жизни станет в разы лучше.

Но, кроме этого, мы должны думать о том, что будет в России через пять лет. Мы хотим остаться на задворках? Вряд ли - все хотят видеть страну высокотехнологичной державой, мировым лидером. Это можно сделать за счет начала использования новейшей технологии на раннем этапе, которое создаст очевидное конкурентное преимущество. Мы можем уже сейчас начать готовить программистов в наших университетах с прицелом, что они будут самые лучшие в архитектуре блокчейн, и через 3-4 года, когда спрос на такого рода разработчиков, будет расти, мы можем стать мировым центром экспертизы по блокчейн. Во всем мире поймут, что, если хочешь самого крутого специалиста, архитектора, программиста по блокчейн, то езжай в Россию.

Еще один немаловажный фактор – финансовая независимость. Сейчас мы зависим от свифта (SWIFT - международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей - Прим. ТАСС), от глобальных платежных структур. Имея свой "крипторубль" и абсолютно новую глобальную систему взаиморасчетов, аналогичной той, о строительстве которой сейчас думает Китай, зависеть будем меньше. Кстати это пока очень сырая и спекулятивная идея. Большой шанс, что будет просто какая-нибудь система, которая сидит на какой-то биткойн-ферме.

- Как технология может повысить прозрачность?

- Все финансово-хозяйственные транзакции будут в цифре. И это означает, что в принципе государственные ассигнования, выделяемые из бюджета на разные национальные проекты будут помечаться определенным электронным маркером. И таким образом через всю систему, через всю цепочку финансово-хозяйственных расчетов, вплоть до выплаты зарплаты сотруднику, который работал на проекте строительства моста, финансирование которого велось с использованием бюджетных средств, можно проследить, как эти деньги использовались, кому куда и на каком основании они пошли.

- С точки зрения инвестиционного климата выглядит неплохо.

- Для зарубежных инвесторов это очень сильный тезис. Если у нас госзаказы будут распределяться через блокчейн, я тоже не понимаю, как нас будут обвинять в коррупции. Если мы говорим, что у нас и система выборов работает на блокчейне, я сомневаюсь, что западная пресса сможет обвинять нас в манипуляциях с выборами. Это очень сильная история.

Если у нас через три-четыре года появится в России центр экспертизы по блокчейн, пойдет большой поток инвестиций в Россию, в эти стартапы и компании. Будет ли он через ICO (Initial Coin Offering – первичное размещение криптовалюты на криптобирже – Прим. ТАСС) или за счет венчурных инвесторов, не так важно. Главное, в России будет развиваться экосистема по новой совершенно технологии. Хотя я уверен, что легализация ICO поможет решить одну из насущных проблем российских стартапов — проблему нехватки инвестиций. Это намного эффективнее, с моей точки зрения, чем прямое госфинансирование развития инновационной экономики.

- Главное, чтобы не увозили.

- Да, есть спекуляция, что опытные специалисты будут эмигрировать. Есть такой тезис, что, как только все научатся что-то делать, они уедут в Америку. Не уедут - особенно когда будет понятно, что государственная политика открыта к блокчейн. К нам еще приезжать будут. У нас очень много крутых математиков, университеты выпускают классных специалистов. Большинство победители на математических или программистских олимпиадах – это русские. Они конкурируют с китайцами, но тем не менее пока держат первенство. На этой базе можно построить, если развивать их дальше, большое количество очень классных центров разработки программного обеспечения.

- Что мешает?

- Пока мешает, что люди до конца не понимают, как эту технологию использовать, недопонимают потенциал. Плюс пугает необходимость переучиваться.

- А всем придется? В своем обращении вы пишете о проекте по организации на базе Эфириума голосования членов совета директоров эстонских компаний, акции которых, котируются на NASDAQ (американская биржа, специализирующаяся на акциях высокотехнологичных компаний - Прим. ТАСС). Очевидно, это не совсем "технари". Пользовательский интерфейс системы голосования для них изменился?

- Нет. Есть много способов внедрить технологию. Пользовательский интерфейс может и вовсе не поменяться. Однако, так как это работает на блокчейн, это станет своего рода "Знаком качества", подтверждающим, что возможность манипулировать результатами голосования исключена.

- А если возникает спор по смарт-контракту, куда люди пойдут, в суд? И на что этот суд посмотрит, где договор? Что станет доказательством действительности в цифровом документе?

- Тут есть два аспекта. Во-первых, должно быть законодательство, в котором подобный электронный контракт имеет юридическую силу. Во-вторых, в смарт-контрактах можно запрограммировать наличие субъективного элемента, который по сути является для цифрового контракта “окном в реальный мир”. Через это окно в ситуацию могут включиться юристы и разрешить спор.

- Финансирование терроризма, отмывание денег. Каким образом блокчейн поможет или усложнит задачу государству на этом уровне по этим вопросам?

- Это сложный вопрос. С одной стороны, террористы могут найти способ использовать новую технологию в своих целях. С другой стороны, вся информация на блокчейне прозрачная, можно проанализировать, откуда приходят деньги, куда и кому отправляются. Это даст спецслужбам больше возможности для противодействия терроризму.

- Если все будет прозрачно, как будет защищаться коммерческая тайна или персональные данные?

- Анонимность и конфиденциальность – это разные вещи. Например, есть ключ, по которому человека можно идентифицировать в сети, он открыт. Однако, он не дает доступа к ФИО, фото и другим персональным данным. Правоохранительные органы, анализируя массивы данных таких ключей, смогут видеть агрегированную информацию — сколько в системе подозрительных субъектов, что они делают, как двигаются их средства, но с другой стороны они не будут знать их “в лицо”. Однако, можно будет настроить систему так, чтобы в определенных ситуациях можно было отслеживать их персонально. Например, предусмотреть раскрытие конфиденциальности по санкции прокурора.

- Все перемены в нашем мире либо насаждаются сверху, либо приходят снизу, от гражданской инициативы, опыта, практики. Каким путем нужно идти, чтобы блокчейн стал массовой технологией?

- Блокчейн идет снизу. Это уже серьезная сила, но она пока упирается в стеклянный потолок. Вопрос в том, какие страны первыми откроют этот люк. Надеюсь, что Россия будет одной из первых таких стран.